Агентство распространения средств массовой информации

Военный суд в Москве 8 июля приговорил режиссера Евгению Беркович и драматурга Светлану Петрийчук к 6 годам лишения свободы каждую по обвинению в оправдании терроризма.

Приговор не вступил в законную силу и будет обжалован. Об этом заявила Ксения Карпинская, адвокат Беркович и Петрийчук, у зала суда:

"Сегодня в суде состоялось абсолютно незаконное, несправедливое заседание, и я думаю, что судьба Герострата многих постигнет. Можно стать известным справедливостью, а можно заслужить известность разрушением чего-либо… Я хочу, чтобы вы знали, что эти девушки абсолютно невиновны. Вы знаете, что Джордано Бруно семь лет уговаривали признаться, и только после семи лет его сожгли? Сегодня Светлана на судебном заседании сказала, что она тоже не откажется от своей веры и не будет признаваться в том, чего она не совершала. То же самое сказала и Евгения… Она сказала, что не увидит свою бабушку больше никогда, потому что в девяносто лет та еще шесть лет не проживет. Она, возможно, не увидит своих приемных детей, потому что мы не знаем, что будет завтра… И, наверное, она не сможет родить новых в силу возраста… Обо всем этом было известно судье и прокурору", – сказала Карпинская.

Группа поддержки у суда проводила автозак аплодисментами.

"Свободу политзаключенным!" – призвала Елена Эфрос, мать Евгении Беркович, у здания суда. Она стояла на улице все время, пока оглашали приговор, однако не смогла попасть в зал заседаний, так как суд проходил в закрытом режиме: 13 июня судья по просьбе прокурора закрыл заседания из-за угроз, которые, как утверждалось, получил неназванный участник процесса.

Евгению Беркович и Светлану Петрийчук задержали 4 мая прошлого года и обвинили в "оправдании терроризма". Поводом послужила пьеса "Финист ясный сокол" (по этой ссылке ее можно прочитать целиком), за основу которой была взята русская народная сказка о девушке, согласной на испытания ради любви. В отличие от сказки, у пьесы нет счастливого конца: ее главная героиня получает тюремный срок за участие в незаконном вооруженном формировании. В пьесе показаны механизмы вербовки женщин радикальными исламистами: им обещают замужество, однако некоторые из них даже не видят своих "возлюбленных" до брака. Она основана на реальных событиях – такая механика "замужества" практиковалась в террористической организации "Исламское государство", многие участники которой были выходцами из стран бывшего СССР, в том числе России. Спектакль разоблачает механизмы терроризма, а не оправдывает его, как считают театральные критики, что и послужило поводом номинировать "Финист ясный сокол" на премию "Золотая маска".

Обвинение строилось вокруг показаний неназванного доносчика – он проходил по делу свидетелем и выступал по аудиосвязи, но голос его был искажен. Имя второго свидетеля было обнародовано – это актер из Нижнего Новгорода Владимир Карпук, из-за которого был сорван один из показов пьесы. Карпук назвал русскую народную сказку "Финист ясный сокол" советской, а также сказал, что главный герой пьесы Беркович и Петрийчук показан как "хороший моджахед".

Также суд основывал обвинения на экспертизе Романа Силантьева, который ссылался на "деструктологию" – свое собственное изобретение, выдаваемое за научную дисциплину. Силантьев подтвердил журналистам, что сотрудничает с ФСБ и занимается экспертизами для судов, а во время процесса по делу о пьесе "Финист ясный сокол" запомнился комментариями об этническом происхождении одной из подсудимых, а также заявлениями о том, что якобы США поддерживают исламистские движения.

30 июня прошлого года, когда состоялось очередное заседание по продлению меры пресечения, Евгения Беркович говорила в суде о ходе следствия: "Я режиссер пожилой и опытный, и первый спектакль я поставила, когда еще никакой деструктологии в жизни не существовало. И так просто нельзя, так не может быть – два месяца не происходит ничего. Мы не разговаривали со следователем ни разу, не добавилось ни одной бумажки… В чем заключается расследование, я не понимаю, в чем заключается преступление, я не понимаю, в чем заключаются тайны и загадки этого преступления, я тоже не понимаю".

Спектакль "Финист ясный сокол" был впервые показан в 2021 году и был номинирован на четыре премии "Золотая маска". В итоге он получил две награды. Это не стало смягчающим обстоятельством, и суровый приговор (каждый день, проведенный в СИЗО, будет засчитан Беркович и Петрийчук за один день в колонии, а не за два, – такую меру применяют к обвиненным по террористическим преступлениям) наблюдатели связывают с тем, что Евгения Беркович пишет антивоенные стихи, критикующие агрессию России против Украины.

Режиссер-документалист Евдокия Москвина, также рассказывавшая о судьбах женщин, оказавшихся в "Исламском государстве", в интервью Радио Свобода так прокомментировала преследование Беркович и Петрийчук: "Думаю, им нужна была какая-то имитация борьбы с терроризмом. Маховик репрессий заработал и начал крушить все, что попадется под руку".

Незадолго до приговора, в знак солидарности с Евгенией Беркович и Светланой Петрийчук от премии "Золотая маска" отказался композитор Дмитрий Курляндский. Награду ему присудили в номинации "Лучшая работа композитора. Музыкальный театр".

"Сегодня, когда россия продолжает разрушительную захватническую войну в Украине и уничтожает несогласных внутри, символом нового официального российского театра является процесс над Женей Беркович и Светланой Петрийчук", – написал Курляндский (орфография автора сохранена) в фейсбуке. "Золотая маска", по мнению Курляндского, стала "гримасой системы, уничтожающей театр, а за ним и человеческие жизни". В интервью Радио Свобода Дмитрий Курляндский рассказал, что о процессе над Беркович и Петрийчук вспомнил сразу, когда получил известие о присуждении премии:

– Реакция психологически очень сложная. Потому что я довольно тяжело переживаю всю ситуацию с войной и с политическими преследованиями, в том числе моих близких, знакомых. И когда ты сталкиваешься напрямую с какими-то сигналами этой машины, это вызывает определенный ступор, шок. Но я довольно быстро от шока отошел и отреагировал так, как должен был отреагировать, высказав и свою солидарность с Женей и Светой, и свое несогласие с новой нелегитимной "Маской" и политической ситуацией в стране.

– Как вы считаете, театр в целом в нынешней современной России может хоть как-то противостоять машине, о которой вы только что сказали?

– Противостоять – нет. Мне кажется, он может сформировать некий межстрочный язык умолчаний, который будет работать на уровне как бы кодировки, передачи запрещенной информации, таким образом объединяя людей в некоем общем знании и сопричастности внутреннему сопротивлению. Вот это театр может сформировать. Но реальный политический жест… он возможен как акция, но он моментально наказуем. Соответственно, тех, кто берет на себя ответственность и готовность к жесту, я предельно уважаю.

– Этот язык похож на то, что было в советские времена, или это что-то кардинально новое?

– Возможно, возможно. Я хоть и не очень молодой человек, советские времена частично застал: еще Брежнев не умер, когда я родился. Но сейчас мы по-прежнему находимся, два с лишним года, в эпицентре извержения всех идеологических и политических сгустков, поэтому я не знаю, с чем это можно было бы сравнить в эпохе Советского Союза. Наверное, со временем сталинского террора. Сейчас степень ответственности очень высокая. Вот это точно, – говорит Дмитрий Курляндский.

Параллели с репрессиями сталинского времени провел и политик Дмитрий Гудков, о приговоре он написал в фейсбуке: "Демонстративное людоедство по отношению к двум хрупким невиновным девушкам. Впервые со сталинских времен – откровенно, неприкрыто за художественное произведение. Которое незадолго до приговора получило госпремию "Золотая маска" – то есть, по сути, признание от той же системы, которая их сейчас и судит. Главная претензия к ним, конечно же, не пьеса про русских девушек и ИГИЛ, а пронзительные стихи Жени Беркович про Украину. Светлана Петрийчук, получается, села вообще "за компанию" – Кафка отдыхает. Сил им и их близким!"

Общество "Мемориал" после приговора напомнило о сотрудничестве с Евгенией Беркович, начавшемся в 2012 году, когда она работала над документальными театральными проектами на основе архива "Мемориала" и поставила спектакль "Суд над Бродским. Человек, который не работал": "Российское государство в день террористической атаки на Киев, Днепр, Кривой Рог и другие города Украины, когда российской ракетой был обстреляна национальная детская больница, когда десятки человек погибли, а сотни, если не тысячи, тяжелобольных детей остались без должного ухода и лечения — вынесло приговор поэтке и режиссерке Жене Беркович и сценаристке Светлане Петрийчук за спектакль "Финист ясный сокол"… Кстати поэту Бродскому 60 лет назад вынесли приговор – 5 лет, и не колонии, а ссылки".

Установите Мобильное приложение Радио Свобода

Установить

Читайте Свободу в Телеграме

Войти

Подпишитесь на Свободу в Google новостях

Подписаться

Александра Вагнер

vagnero@rferl.org

Подписаться

Андрей Шароградский

Международный обозреватель Радио Свобода. Автор и ведущий информационно-аналитического дайджеста, подкаста «Время Свободы» 

Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *