Свобода совести как свобода мировоззренческого выбора является основой свободы как таковой, системообразующим правом в системе прав человека. Попрание свободы совести сопровождается повышением рисков перехода к безальтернативной политической системе, к авторитаризации власти, к массовым нарушениям прав человека, к росту ксенофобии, нетерпимости, дискриминации и насилия на их почве. Именно это происходит сегодня в России.

Однако возникает ощущение, что до декабря 2011 года это было известно только гонимым властью верующим, год от года ощущавшим усиление преследований.

По результатам анализа положения конкретных религиозных групп, прежде всего следует отметить массовые системные неправомерные преследования мусульман и политику вмешательства власти в дела ислама. Как и в прошлые годы, в качестве обоснования выдвигается необходимость защиты общества от "религиозного экстремизма", "исламского терроризма", "ваххабизма", "хизбуттахризма", "нурсизма" и т.п. Есть основания говорить не только о преследованиях конкретных течений в исламе, но вообще любых, не подконтрольных официальным духовным управлениям.

Постоянное пополнение списка "экстремистской" литературы исламскими текстами в сочетании с применением "антиэкстремистского" законодательства привело к стремительному росту случаев привлечения к административной и уголовной ответственности лиц, не совершивших никаких правонарушений. Зафиксированы новые факты дискриминации и преследований мусульман в уголовно-исправительной системе.

Все это не может не вызывать напряженности и даже роста насилия. При этом глубинная причина напряженности между государственной властью и исламом кроется в религиозной политике "кнута и пряника", в результате которой мусульмане ощущают себя дискриминированными, а то и вовсе чужими в России. Попытки манипулировать исламскими лидерами лишь вносят раскол в мусульманскую среду и способствуют усилению позиций ее радикальной части.

Антиконституционная религиозная политика вмешательства в деятельность религиозных объединений, в том числе государственная поддержка т.н. "традиционного ислама" и неправомерные ограничения т.н. "нетрадиционного ислама", неизбежно вносят раскол и способствуют (по меткому выражению правозащитницы Е.З. Рябининой) принудительной радикализации религиозных объединений. В конечном итоге некомпетентная и преступная политика российской власти способствует нарушениям прав человека, сепаратизму, угрозам безопасности граждан и государства. Ситуация на Северном Кавказе, которую некоторые эксперты называют гражданской войной, является прямым следствием политики нарушений свободы совести и светскости государства.

4 апреля 2011 года Европейский суд по правам человека задал России вопросы по делу мусульман, несогласных со включением ряда исламских книг в список "экстремистской" литературы. Также Европейский суд коммуницировал жалобу Ибрагима Ибрагимова и культурно-образовательного фонда "Нуру-Бади" на признание "экстремистскими", несмотря на протесты Духовного управления мусульман и Уполномоченного по правам человека в России, работ мусульманского турецкого богослова Саида Нурси. На очереди в Европейском суде еще несколько дел по обжалованию подобных запретов.

25 марта 2011 года в Уфе прошел пикет мусульманской общественности. На одной из центральных площадей столицы Башкирии, перед памятником Салавату Юлаеву, собралось более 500 молодых мусульман, пожелавших выразить свой протест против преследований со стороны силовых структур. Цинизм и хладнокровие, с которым силовики борются с гражданами своей страны, объединили различных представителей исламского сообщества Башкирии, утверждают они. В акции приняли участие также жёны и родственники мусульман, осуждённых или обвинённых якобы в совершении преступлений экстремистского характера. На плакатах были требования об освобождении мусульманских активистов, в частности, Айдара Хабибуллина и Айрата Дильмухаметова, а также о ликвидации запрета на исламскую литературу и мусульманские организации, не занимающихся деятельностью, связанной с насилием. По словам башкирских правозащитников, этот пикет – логическое завершение той безграмотной, а зачастую и бесчеловечной, политики в отношении мусульман, которые стремятся к исполнению своих религиозных обязанностей в большем объёме, чем настаивает официальное духовенство. Такое желание мусульман не нарушает ничьих прав, однако не нравится привыкшим держать "всё под контролем" представителям власти и особенно силовых органов. Нарушения прав граждан не могут длиться бесконечно, и этот протест – сигнал тем, кто определяет политику государства в отношении мусульман.

В мае 2011 года члены местной религиозной организации мусульман-суннитов ханафитского мазхаба села Канглы Минераловодского района Ставропольского края обратились к президенту РФ в связи с прессингом со стороны силовых структур. "В погоне за показателями некоторые сотрудники МВД и ФСБ игнорируют определённые статьи Конституции РФ и федеральные законы. В период с 2000 по 2011 гг. почти все прихожане мечети с. Канглы были одарены "благодарностью" со стороны силовых структур. Приводы, обыски, задержания, беседы в окончательном моменте мотивированы только тем, что мы исповедуем ислам… У мусульман создается впечатление, что силовые органы правдой и неправдой стараются покрепче закрутить "гайки", чтобы их деятельность выглядела показательной, невзирая на то, что эта показательность роняет авторитет самой власти, от имени которой служители закона выносят решение", - говорится в заявлении преследуемых.

В ночь с 31 мая на 1 июня 2011 г. представителями правоохранительных органов Северной Осетии были задержаны от 18 до 30 человек, являющихся прихожанами мечети г. Владикавказ. Задержания проводились с очевидными нарушениями закона, в частности, не объяснялись ни причины указанных задержаний, ни преступление, по подозрению в совершении которого задерживались люди. В момент задержания каждому из них подбрасывались наркотики и оружие, арестовываемых жестоко избивали при задержании и после него… Кроме того, родственники задержанных обладают информацией о том, что арестованных заставляют пить воду с растворенными в ней наркотическими средствами для получения сфальсифицированных доказательств о содержании в их анализах наркотиков… Следует отметить, что в результате того, что люди содержались в изоляции и не имели связи с внешним миром, в обществе появилась информация о том, что задержанных избивают и к ним применяются пытки. Это еще более осложняет ситуацию и дополнительно придает негативную окраску действиям правоохранительных органов.

В ноябре 2011 года глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин заявил, что российские суды притесняют мусульман. "В российских СМИ все больше разжигаются страх и недоверие по отношению к мусульманам, а российские суды, запрещающие мусульманскую литературу, стали инструментами в руках исламофобов", - сказал Гайнутдин на заседании Совета муфтиев. По словам муфтия, сохраняется ситуация, "когда религиозная литература попадает под некомпетентную экспертизу". Ранее Гайнутдин неоднократно выступал с критикой решений судов, которые признавали некоторые произведения исламской литературы экстремистскими. Так, выступая в марте этого года в Москве на мусульманском совещании "Россия - наш общий дом", он слово в слово повторил упомянутые упреки: "Особо стоит подчеркнуть стремительный рост исламофобии в российском обществе... В российских СМИ все больше разжигается страх и недоверие по отношению к мусульманам, а российские суды, запрещающие мусульманскую литературу, стали инструментами в руках исламофобов". До этого муфтий Гайнутдин обвинял государство в противодействии объединению мусульман и попытках "задавить ислам в России".

В 2011 году получили продолжение системные и ставшие наиболее массовыми преследования российских Свидетелей Иеговы. После признания свободно распространяемых по всему миру изданий Свидетелей Иеговы "экстремистскими материалами" информация о массовых срывах богослужений, изъятиях литературы и имущества, обысках и задержаниях верующих, даже избиениях и увечьях, появляется с пугающей регулярностью. За два последних года Свидетели Иеговы задокументировали и опубликовали в Интернете информацию о более чем 1 000 инцидентов, связанных с нарушениями прав верующих.

11 ноября 2011 года судом был удовлетворен иск прокуратуры Макаровского района Сахалинской области о признании экстремистскими очередных материалов Свидетелей Иеговы. Были запрещены следующие материалы: "Кто такие Свидетели Иеговы", "Кто такой Иегова?", "Страданий скоро не будет!", "Огненный ад Божье воздаяние?", "Кто такой Иисус Христос?", "Кто в действительности правит миром? ", "Выживет ли этот мир?", "Ответственны ли мы перед Богом? Или всё находится в руках судьбы?", "Утешение страдающим депрессией". Все эти материалы – небольшие трактаты, опубликованные на нескольких разворотах буклета небольшого формата, содержащие тезисные рассуждения на заявленные темы. Трактат о депрессии вообще не содержит ничего, кроме советов побольше гулять, заниматься спортом и читать Библию. Один из этих материалов, "Кто в действительности правит миром", ранее уже был рассмотрен судом и не был признан экстремистским.

3 ноября 2011 года Горно-Алтайский городской суд Республики Алтай приговорил Александра Калистратова к 100 часам обязательных работ за распространение брошюр Свидетелей Иеговы. 14 апреля тот же суд снял с Александра Калистратова обвинения "за неустановлением события преступления". Однако позже Верховный суд Республики Алтай отменил это решение, рассмотрев кассационное представление прокурора, и распорядился о новом рассмотрении дела в том же суде.

Решение российского суда, признавшего Свидетеля Иеговы виновным в возбуждении ненависти и вражды по признакам отношения к религии за распространение религиозной литературы, является выпадом против свободы выражения мнения и свободы вероисповедания, заявила "Amnesty International". "Решение суда нарушает право Александра Калистратова на мирное выражение религиозных воззрений, – сказал Джон Дальхузен, заместитель директора программы Amnesty International по Европе и Центральной Азии. - Обвинительный приговор, вынесенный Александру Калистратову, противоречит российскому законодательству, а также обязательствам страны в рамках международного права в области прав человека. Приговор надлежит отменить. Данное дело – очередной пример из целой серии судебных постановлений, в которых основания для обвинительного приговора весьма сомнительны, а сам приговор нацелен против Свидетелей Иеговы". В конце декабря 2011 года неправосудное решение в отношении Калистратова было отменено.

О системном характере преследований российских Свидетелей Иеговы говорит любопытный документ. Осенью 2011 года в руках адвокатов Свидетелей Иеговы оказалась копия распоряжения и.о. начальника ГУВД по Московской области В. Ковалева о проведении на территории Московской области "целевой оперативно-профилактической операции под условным наименованием "Отступники". Операция целиком посвящена противодействию деятельности Свидетелей Иеговы. Среди целей операции — "предоставить в ОПБ ГУВД по Московской области информацию о руководителях групп, являющихся проповедниками местных религиозных групп Свидетелей Иеговы… Провести проверки собраний местных религиозных групп Свидетелей Иеговы, установить участников… Лиц, представляющих оперативный интерес, постановить в базу „Экстремист" ЦООСДПЭ". Исполнение своего распоряжения руководитель ГУВД взял под личный контроль. Прямым следствием данного распоряжения стали срывы богослужений в городах Дубна, Истра (Московская обл.), прошедших 16 и 17 марта 2011 года.

В 2011 году продолжались преследования верующих Российской Православной Автономной Церкви (РПАЦ) и других "альтернативных" Православных Церквей. Напомним, что в прошлые годы в различных регионах России права верующих РПАЦ грубо попирались – прежде всего, это проявлялось в насильственном выдворении их из храмов и других молитвенных помещений, угрозах, безнаказанных оскорблениях их религиозных чувств, лишении регистрации местных религиозных организаций РПАЦ, других формах административного давления. Например, в период с 1990 по 2006 гг. общины РПАЦ были изгнаны из храмов в городах Уссурийске (Приморский край), Ногинске (Московская область), Москве, Рязани, Воткинске (Республика Удмуртия), Обояни (Курская область), Кинешме (Ивановская область), Мичуринске (Тамбовская область) и других. Десятки верующих из общин изгнанных храмов обращались в органы власти с жалобами на причиненный их здоровью ущерб, в том числе – телесные повреждения различной тяжести. Одновременно число публикаций российских СМИ против Церкви, которые верующие РПАЦ расценивают как оскорбительные и клеветнические, достигло нескольких тысяч.

17 июня 2011 года коллегия из трех судей Высшего арбитражного суда РФ отказала в удовлетворении ходатайства о передаче в президиум этого суда решений и постановлений судов нижестоящих инстанций, принятых по делу департамента имущественных и земельных отношений (ДИЗО) администрации Владимирской области против Российской Православной Автономной Церкви. В решениях об изъятии у православных верующих отреставрированных ими храмов Суздальского района, переданных им в 1990-е гг. в безвозмездное и бессрочное пользование, коллегия "не нашла" никаких нарушений. Как сообщалось ранее, в 2007-11 годах Владимирское теруправление Росимущества и ДИЗО администрации Владимирской области, следуя указаниям из Москвы, подали в арбитражный суд иски об изъятии у общин РПАЦ 13 храмов в Суздале и 6 в селах Суздальского района. Обоснования своих исковых требований Теруправление и ДИЗО несколько раз меняли: сначала речь шла об ущербе памятникам в результате их реставрации (а передавались они Церкви в руинированном состоянии), потом – "о праве собственника" (государства) на распоряжение своим имуществом, которое он никак не обязан мотивировать. Как пишет в своем блоге представитель РПАЦ в арбитражном суде Сергей Сычев, "судьи Высшего арбитражного суда РФ так и подтвердили наличие в отношении РПАЦ этой неведомой ни одной правовой системе мира сделки - по версии ДИЗО, …РПАЦ обязана была сохранять объект культурного наследия (за свой счет, а не государственный, между прочим) но не пользоваться им". Таким образом, продолжает юрист, "высшая судебная инстанция установила, что в этом государстве ничего уже не значат ни ранние решения 2 (двух) судов по этому же самому храму [св. Иоанна Предтечи в селе Павловское] - одно 1998 года и второе 2000 года, - признававшие права РПАЦ на пользование храмом - ввиду наличия этого самого охранного договора". Судьи, по словам Сергея Сычева, решили, что раз нет спора о праве на этот объект между региональной и федеральной властью, то значит доводы РПАЦ о том, что истец - не надлежащий и просто не имеет юридического права предъявлять подобный иск, подлежат отклонению". Также Высший арбитражный суд отверг доводы представителя РПАЦ о равенстве религиозных организаций перед законом – ведь храмы, отнятые у РПАЦ, власти сразу же передали Московской патриархии. "Московская патриархия, - подытоживает юрист, - давно уже не подчиняется никаким юридическим законам - так же точно, как и другие неотъемлемые составные части правящего режима".

Источник: mirboga.ru