Трейлер «Кличко и поляки» за неделю, проведенную во Вроцлаве, пока кажется мне значительно скучнее и бесцветнее, чем тягучий, как жвачка и вечно зеленый сериал «Кличко и немцы». Хотя вроде бы здесь присутствуют все ингредиенты нормального шабаша а-ля шоу-бизнес: и толкающиеся локтями журналисты, и грозные дежурные речи чемпиона о «поясе, которым владели Али и Тайсон», и легендарный анонсер Майк Баффер на открытой тренировке и на церемонии взвешивания, и первая платная трансляция бокса на польском ТВ. Также в наличии — «ушедший к ксендзам» соперник с внешностью школьного учителя, а в качестве антуража — сексапильные пани на фоне двумордых охранников в двубортных пиджаках! А чего стоит интрига вокруг недостроенной и непонятно как принятой пожарными арены! Кстати, последний момент реально добавляет адреналина: искрометные бои Кличко давно славятся своими пиротехническими шоу. Не ровен час, и из искры возгорится пламя… Не дай бог, конечно!

Появление Виталия в старинном польском городе, видавшем и татар, и немцев, сравнимо с приездом Великого комбинатора в Васюки (правда, стройка века к Евро-2012 здесь уже началась до него). Однако следует отдать должное K2. Их размах не сравним с масштабами незабвенного Остапа: более 40 000 билетов, проданных на недостроенный стадион! Это вам не несколько десятков реализованных квитков на мастер-класс в провинциальный клуб шахматистов-любителей!

- Почему вы решили увидеть бой вживую, а не посмотреть бой Кличко-Адамек по телевизору за 10 евро? — спросил я мужчину за соседним столиком в одном вроцлавском кафе.

- Да, можно было бы и по телевизору, — ответил тот. — Но так не ощутишь свою сопричастность. А теперь буду внукам рассказывать о том, что был там!

И все же — может, это исключительно мои личные ощущения — всю предбоевую неделю не чувствовалось накала страстей. Градус «недошкаливал», не хватало некой предбоевой интриги, если хотите, «драйва», сопровождавших иные схватки кандидатов в «доктора» — против Сэма Питера, Хуана Карлоса Гомеса, Одланьера Солиса, не говоря уже о бое с Дэвидом Хэем.

Может, виной тому — спайка Кличко с местной властью. Помпезность и официоз хлестали через край. С одной стороны — пресс-конференция в здании муниципалитета Вроцлава, что само по себе круто. Но с другой — атмосфера исторического здания не способствовала развитию спортивного духа и удобству работы журналистов. Большинство моих коллег вкладывало большую часть энергии не в исполнение непосредственных обязанностей, а в борьбу с условно вменяемыми секьюрити. Ситуацию даже не спасал даже «интерьер» из молодых и статных сотрудниц городской управы.

Про церемонию взвешивания и говорить не хочется. Она прошла за городом, на каких-то выселках, в коммерческом салоне, возведенном буквально в открытом поле. Когда я нашел таксиста, пожилого пана, согласившегося туда меня отвезти, то он минут пять-семь с картой в руках «чесал репу», консультируясь с коллегами о том, как ехать. Кроме журналистов и, собственно говоря, сотрудников самого салона туда никого не допускали, тогда как предыдущие взвешивания с участием Кличко проходили в гламурных торговых центрах, где поглазеть на боксеров мог любой желающий. Вышел такой корпоративчик для «своих» и прессы. Однако это не мешало охранникам хамить и препятствовать нашей работе. При этом все маловразумительные действия они объясняли установками «спецслужб» Кличко. С ужасом думаю о том, что в субботу вечером ждет нас всех на стадионе!

Также за прошедшую неделю сложилось впечатление, что Виталий, устав от шоу-шумихи, «отбивает» дорогостоящий номер, а набожный Адамек не может и не желает соперника заводить. А может, польская публика просто не реагирует на братьев столь восторженно, как зомбированные немцы?

Например, было особенно заметно, что заезженный братьями трюк, когда они материализуются во время открытой тренировки соперника, дабы переключить все внимание с фигуры визави на собственные персоны, во Вроцлаве не сработал. Более того, он вызвал отторжение, и публика немедленно принялась скандировать «Адамек! Адамек!» Спасая ситуацию, Доктор Фауст пролепетал нечто на польско-украинском суржике: «Дзенькую, пани и пановэ!» Но данная эскапада вызвала лишь жидкие аплодисменты.

Помнится, что бой Виталия с другим поляком Альбертом Сосновским я решил смотреть не с трибуны стадиона «Шальке» в Гельзенкирхене, откуда даже великан адских размеров Доктор Фауст кажется букашкой, а устроился в пресс-центре у экрана телевизора. По ходу боя в помещении возникли официантки, начавшие накрывать буфетные столы. Одна из них активно совмещала выполнение непосредственных рабочих обязанностей с созерцанием действа в жидкокристаллическим «ящике». Переживая за Кличко в эпической битве с Сосновским, особа лет двадцати пяти издавала стоны столь богатой звуковой гаммы, что я не удержался и спросил: «Извините, вам так нравится бокс Кличко»?

- Я в боксе не разбираюсь, — ответила девушка.

- А почему же вы так задорно, с огоньком, поддерживаете Виталия?

Аргумент фройлян «убил» меня наповал: «Мне просто нравятся Кличко! Они же такие милашки!»

Вспомнив гельзенкирхенский диалог, во время открытой тренировки во Вроцлаве, я спросил польскую девушку возраста той колоритной немецкой воздыхательницы, кого она поддержит в «Битве XXI века». Ответ последовал более чем достойный: «Не была бы полькой, если бы не болела за Адамека!»

Описанные выше две ситуации, на мой взгляд, четко демонстрируют факт: «что немцу здраво, поляку — смерть», а также наоборот. Похоже, гусеницы германской стальной пиар-машины Кличко рассчитаны лишь на накатанные до блеска немецкие информационные автобаны. Но, соприкоснувшись с почвой славянских территорий, они буксуют. Думается, что организаторам «Битвы XXI века» следовало бы поднатореть в истории великих битв XX века и извлечь из этого урок.

Источник:news.sportbox.ru